Показано с 1 по 4 из 4

Тема: Музей тяжелой танковой техники

  1. #1
    Старший сержант Аватар для Flux
    Регистрация
    06.09.2013
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    105

    Музей тяжелой танковой техники

    МС - 1

    Т-18 ('МС-1 — 'малый сопровождения) — советский лёгкий пехотный танк 1920-х годов. Создан в 1925—1927 годах на основе французского танка FT-17 и его итальянского
    варианта «Фиат 3000» и стал первым танком советской разработки. Серийно производился с 1928 по 1931 год, всего в нескольких вариантах было выпущено 959 танков этого типа, не считая прототипа. В конце 1920-х — начале 1930-х годов Т-18 составлял основу танкового парка РККА, но довольно быстро был вытеснен более совершенным Т-26. Применялся в бою в конфликте на КВЖД, но в 1938—1939 годах устаревшие и достигшие крайней степени износа Т-18 были в основном сняты с вооружения или использовались как неподвижные огневые точки. В незначительном количестве эти танки ещё оставались в войсках в боеспособном состоянии к началу Великой Отечественной войны и использовались на начальном её этапе.


    История создания

    Первым произведённым в СССР танком стал «Рено-Русский», представлявший собой копию французского FT-17, несколько экземпляров которого было захвачено Красной армией в 1919 году. Танк был предоставлен заводу «Красное Сормово», которому было поручено скопировать его и наладить его серийное производство с выпуском первой партии из 15 единиц к концу 1920 года. Некоторые узлы FT-17, в частности трансмиссия, были утеряны при транспортировке, и их пришлось проектировать с нуля. Несмотря на многочисленные трудности, завод сумел собрать первый собственный танк к августу 1920 года, а вскоре изготовить и остальные 14 заказанных машин. Однако из-за экономических и политических затруднений того периода дальнейшее производство танка не велось[1].



    Т-16 во дворе завода «Большевик», весна 1927 года
    Практически к вопросу производства танков вернулись в 1926 году, когда была принята трёхлетняя программа танкостроения. Она предусматривала в качестве плана-минимума организацию одного танкового батальона и учебной роты, оснащённых пехотными танками, а также одного батальона и роты, оснащённых танкетками. По расчётам это требовало производства 112 машин каждого из типов[2]. В сентябре было проведено совещание командования РККА, руководства ГУВП и Орудийно-арсенального треста (ОАТ), посвящённое вопросам танкостроения и выбору танка для предстоящего массового производства. FT-17 был сочтён излишне тяжёлым, малоподвижным и слабо вооружённым, а произведённая в СССР его версия была дорогой и к тому же обладала низким качеством изготовления. Стоимость одного «Рено-Русского» составляла 36 тыс. рублей, что не соответствовало требованиям трёхлетней программы, предусматривавшей суммарные затраты в 5 млн рублей для своей реализации при стоимости одного пехотного танка на уровне 18 тыс. рублей[3].

    Работы по созданию более совершенного танка в СССР к тому времени уже велись. В 1924 году Комиссией по танкостроительству были разработаны ТТТ к танку сопровождения пехоты, утверждённые в конце того же года. В соответствии с ними, предполагалось создание танка массой в 3 тонны, с вооружением из 37-мм пушки или пулемёта, 16-мм бронёй и максимальной скоростью в 12 км/ч[4]. При этом с 1924 года для перенятия зарубежного опыта в течение двух лет шло изучение трофейных иностранных танков, из которых наиболее благоприятное впечатление произвёл итальянский «Фиат 3000», являвшийся усовершенствованным вариантом FT-17. Один повреждённый экземпляр этого танка, очевидно, захваченный в ходе Советско-польской войны, был передан бюро в начале 1925 года.[5] В соответствии с требованиями комиссии, Танковым бюро был разработан проект танка, получившего обозначение Т-16. Весной 1925 года, после рассмотрения проекта в штабе РККА, ТТТ были скорректированы: допустимая масса танка была увеличена до 5 тонн, чтобы обеспечить размещение более мощного двигателя и одновременную установку пушки и пулемёта[4].

    Чтобы ускорить работу, для изготовления опытного образца танка был выделен завод «Большевик», имевший в то время лучшие производственные мощности. К марту 1927 года был закончен прототип Т-16. При общем сходстве с FT-17, новый танк за счёт лучшей компоновки имел значительно меньшую длину корпуса и как следствие — меньшую массу и лучшую подвижность; значительно меньшей, по сравнению с «Рено-Русским», оказалась и его стоимость. Вместе с тем испытания Т-16 выявили у него множество недостатков, в основном в силовой установке и ходовой части. Второй прототип, при постройке которого были учтены эти замечания, был закончен к маю того же года и получил обозначение Т-18. 11—17 июня танк был подвергнут государственным испытаниям, которые в целом прошёл успешно, и по итогам которых он был 6 июля принят на вооружение под обозначением «малый танк сопровождения обр. 1927 г.» (МС-1) или Т-18[6].

    mc-1-t183.jpg


    Т - 26


    Т-26 — советский лёгкий танк. Создан на основе английского танка «Виккерс Mk.E» (так же известный как "Виккерс 6-тонный"), закупленного в 1930 году. Принят на вооружение в СССР в 1931 году.

    История создания

    К началу 1930-х годов танковый парк СССР состоял в первую очередь из массового лёгкого танка непосредственной поддержки пехоты Т-18[3], а также разнотипных британских машин времён Первой мировой войны. Т-18 выполнил задачу насыщения РККА боеспособными и сравнительно современными машинами, а также их освоения промышленностью. Однако характеристики Т-18, являвшегося глубокой модернизацией французского FT-17, уже к 1929 году не удовлетворяли требованиям Генерального штаба РККА[4]. В конце 1929 года на заседании коллегии ГУВП был сделан вывод о том, что в связи с отсутствием у советских танковых конструкторов должного опыта и неразвитостью промышленной базы, сроки разработки советских танков и их заданные ТТХ не выдерживаются, а созданные проекты не пригодны для серийного производства. В связи с этим 5 декабря 1929 года комиссией под председательством Наркомтяжпрома Г. Орджоникидзе было принято решение об обращении к зарубежному опыту [5].

    После ознакомления с опытными немецкими танками в ходе советско-германского сотрудничества, а также с танками других стран во время ознакомительной поездки начальника УММ И. Халепского по США и странам Европы, начавшейся 30 декабря 1929 года, был сделан вывод об отставании уровня советских танков [6].

    В 1930 году была создана закупочная комиссия под руководством И. Халепского и начальника инженерно-конструкторского бюро по танкам С. Гинзбурга, чьей задачей являлись отбор и закупка образцов танков, тракторов и автомобилей, пригодных для принятия на вооружение РККА. Прежде всего комиссия весной 1930 года направилась в Великобританию, считавшуюся в те годы мировым лидером в производстве бронетехники [7][8]. Внимание комиссии привлёк лёгкий танк Mk.E или «6-тонный» (англ. 6-ton), созданный фирмой «Виккерс-Армстронг» в 1928—1929 годах и активно предлагавшийся на экспорт[9]. Комиссия планировала приобрести лишь по одному экземпляру нужной техники, но продавать одиночные образцы, а тем более с документацией, фирма отказалась, в результате было достигнуто соглашение о закупке малых партий танков, в том числе — 15 единиц Mk.E по цене в 42 тысячи рублей в ценах 1931 года, с полным комплектом технической документации и лицензией на производство в СССР. Поставки танков должны были быть осуществлены с сентября 1930 по январь 1931 года [10][8][11]. «Виккерс-Армстронг» предлагала несколько вариантов танка, в частности «Модель A» с двумя одноместными башнями с 7,7-мм пулемётами «Виккерс» и «Модель B» с двухместной башней с 37-мм короткоствольной пушкой и 7,7-мм пулемётом[12], но советская сторона закупила только двухбашенные машины. В СССР Mk.E получил обозначение В-26 [10].

    Сборка танков осуществлялась на заводах «Виккерс-Армстронг», в ней принимали участие и советские специалисты для ознакомления с технологией. Первый В-26 был отправлен в СССР 22 октября 1930 года, до конца года в СССР поступили ещё три танка[8][11].



    Лёгкий танк «Виккерс» Mk.E Model A
    В СССР первые из прибывших танков поступили в распоряжение «специальной комиссии по новым танкам РККА» под руководством С. Гинзбурга, задачей которой являлся выбор танка для принятия на вооружение армии[13]. С 24 декабря 1930 года по 5 января 1931 года три В-26 были подвергнуты испытаниям в районе Поклонной горы, на основании которых комиссией были сделаны «довольно сдержанные» выводы [14]. Но на состоявшейся 8—11 января демонстрации двух танков перед представителями высшего командования РККА и Московского военного округа, В-26 вызвал у них бурное одобрение и уже 9 января последовало распоряжение К. Ворошилова: «…решить наконец вопрос об целесообразности организации производства В-26 в СССР», а Гинзбургу было приказано представить Наркомвоенмору список отмеченных в ходе испытаний преимуществ и недостатков В-26 по сравнению с Т-19 [14].

    В докладе, представленном 11 января 1931 года, был сделан вывод о надёжности и простоте трансмиссии и ходовой части В-26 и соответствии этих систем требованиям РККА, но также говорилось о том, что двигатель является неподходящим для установки на танк, а его конструкция не позволяет повышение мощности традиционными методами форсирования. Среди преимуществ танка отмечались также хорошие оптические прицелы пулемётов и простая в производстве форма корпуса, среди недостатков — затруднённый доступ к двигателю и трансмиссии и невозможность проведения текущего ремонта двигателя в бою изнутри танка[сн 1]. В целом отмечалось, что «…В-26, несмотря на рассмотренные недостатки, способен развить высокую скорость и маневренность и является без сомнения лучшим образцом из всех известных в настоящее время образцов заграничных танков». В сравнении с Т-19 отмечалось, что по срокам выполнения и стоимости наиболее выгодным является освоение в производстве Т-19, менее — комбинированного танка, сочетавшего узлы Т-19 и В-26 и наименее — организация производства В-26 в неизменном виде. В общем выводе доклада говорилось о необходимости начать проектирование нового танка на основе конструкций Т-19 и В-26, с мотором, корпусом и вооружением от первого и трансмиссией и ходовой частью последнего, а также организации совместных испытаний Т-19 и В-26 для получения более полных результатов [15].

    Свой проект предложила и ВАММ, которая после ознакомления с документацией на В-26 предложила приступить к проектированию танка с использованием конструкции корпуса британской машины, но с усиленным бронированием и двигателем «Геркулес» или «Франклин» мощностью 100 л. с., как более подходящим для условий производства в СССР [16]. По результатам заседаний комиссии 16—17 января 1931 года были выданы два технических задания: конструкторской группе С. Гинзбурга на создание гибридного танка, получившего название «Т-19 улучшенный» и ВАММ на создание «Танка малой мощности» (ТММ) [16]. Работы по обоим проектам продвигались, в частности, эскизный проект «Т-19 улучшенного» был принят уже 26 января того же года, но корректировку в планы внесла международная обстановка. Так, 26 января И. Халепский направил Гинзбургу письмо, в котором говорилось, что согласно данным разведки, Польша[сн 2] тоже ведёт закупку образцов «Виккерс» Mk.E и может, по оценкам руководства РККА, уже к концу текущего года с англо-французской помощью произвести более 300 танков этого типа, что дало бы польским танковым войскам преимущество. В связи с этим РВС РККА счёл целесообразным рассмотрение вопроса о немедленном принятии на вооружение В-26 в существующем виде. В результате, 13 февраля 1931 года РВС, заслушав доклад Халепского о ходе работ по новым танкам, постановил принять В-26 на вооружение РККА как «основной танк сопровождения общевойсковых частей и соединений, а также танковых и механизированных частей РГК» с присвоением ему индекса Т-26[17].

    Серийное производство и дальнейшее развитие

    Для производства Т-26 за отсутствием альтернатив был выбран ленинградский завод «Большевик», до этого занимавшийся выпуском Т-18. Позднее предполагалось подключить к производству и достраивавшийся Сталинградский тракторный завод[18]. Рассматривался и Челябинский тракторный завод, тоже находившийся в процессе строительства. Проектными работами по подготовке производства, а впоследствии и модернизации танка, руководил С. Гинзбург[19]. Первоначально заводу «Большевик» был выдан план на производство 500 Т-26 в 1931 году, позднее это число было сокращено до 300 с выпуском первого танка не позднее 1 мая, но и этой цифры достичь не удалось[18][20]. Хотя завод ранее выпускал подобными темпами Т-18[21], новый танк оказался значительно сложнее в производстве[18]. Весной 1931 года отдел завода, который состоял лишь из 5 человек, подготовил к производству и изготовил два эталонных экземпляра танка. К 1 мая были закончены рабочие чертежи, а 16 июня одобрен технологический процесс и начато изготовление оборудования для массового производства [22].

    В июле 1931 года началось изготовление по временной технологии установочной (предсерийной) партии из 10 танков с корпусами из неброневой стали, с широким использованием импортных комплектующих [23][18]. Конструкция машин в точности повторяла британский оригинал, отличаясь лишь вооружением, состоявшим из 37-мм пушки ПС-1 в правой башне и 7,62-мм пулемёта ДТ-29 в левой[18]. В ходе производства сразу выявился ряд серьёзных проблем, при этом, хотя конструкторское бюро с самого начала работ неоднократно предлагало ввести в конструкцию доработки, направленные на упрощение технологии изготовления, все эти попытки пресекались высшим руководством[22]. Больше всего проблем приносил двигатель танка, который, несмотря на кажущуюся простоту, требовал более высокой культуры производства, чем мог обеспечить советский завод[24] — первое время считалось нормальным, если брак по двигателям составлял до 65 %.[23] Кроме этого, Ижорскому заводу, поставлявшему корпуса танков, поначалу не удавалось из-за высокого процента брака наладить производство 13-мм бронелистов, в результате чего на значительной части корпусов вместо них применялись 10-мм[24]. Но и 10-мм листы на поставляемых корпусах имели многочисленные сквозные трещины и на испытаниях пробивались 7,62-мм винтовочной бронебойной пулей с дистанции 150—200 м [23]. До ноября корпуса танков выпускались со сборкой полностью на болтах и винтах, чтобы обеспечить замену бронелистов кондиционными[25]. В итоге на танках установочной партии двигатели фактически не работали, и передвигаться танки могли лишь при перестановке на них импортного двигателя с эталонного В-26[23].

    Серийное производство двухбашенных танков[править | править исходный текст]
    В августе 1931 года началось изготовление первой серийной партии из 15 танков, отличавшихся от предсерийных башнями увеличенной высоты со смотровыми лючком и щелями в верхней части, более приспособленными для производства на доступном оборудовании [23][24]. Но и на этих танках двигатели оказались неработоспособны, и добиться движения серийных танков своим ходом удалось только осенью того же года [23]. Спешка с освоением производства привела к тому, что на заводе до 1934 года не было точно установленного технологического процесса, а стоимость танков почти вдвое превышала стоимость изготовленных в Великобритании В-26 [23][19][26]. К концу 1931 года были изготовлены 120 танков, но из-за низкого качества ни один из них сдать военной приёмке поначалу не удавалось. Лишь после длительных переговоров армия согласилась принять, по разным данным, 88[19][27] или 100[24] танков, причём 35 из них условно, так как они имели корпуса из неброневой стали[19]. Причём и на этих танках двигатели заводу было предписано заменить, так как при работе под нагрузкой они «издавали множественные посторонние шумы и испытывали перебои»[27].

    Такая ситуация привела к возобновлению работ над Т-19 и ТММ [23], а также созданию упрощённого малого танка Т-34, с помощью которого предлагалось компенсировать численную нехватку танка сопровождения в случае угрозы войны [28]. Тем не менее, принятый в сентябре 1931 года план, предусматривавший выпуск 3000 Т-26 в 1932 году, скорректирован не был даже после того, как стала ясной неспособность СТЗ присоединиться в то время к производству. Лишь в феврале 1932 года Комитет обороны разрешил заводу вносить в конструкцию танка любые изменения, которые «не снижали бы боевых качеств и способствовали увеличению выпуска» [29]. Кроме того, для лучшей организации работ танковое производство на заводе «Большевик» было с февраля выделено в отдельный завод № 174[24]. Число предприятий-смежников к концу 1932 года достигло пятнадцати, в их число входили: Ижорский завод (броневые корпуса и башни), «Красный Октябрь» (коробки передач и карданные валы), «Красный путиловец» (ходовая часть), «Большевик» (полуфабрикаты двигателей) и Завод № 7 (котельно-жестяные изделия)[26]. Кроме того, к производству двигателей планировалось привлечь НАЗ и АМО.[30] На ряде из них с производством столь сложных узлов возникли проблемы[26], в результате чего сроки поставок комплектующих затягивались, а процент брака, по докладу директора завода № 174 К. Сиркена от 26 апреля, доходил до 70—88 % по двигателям и 34—41 % по корпусам [31]. В результате всего этого план производства танков вновь был сорван: к июлю сдан армии был лишь 241 танк в дополнение к принятым в 1931 году [31], а всего до конца года заводу удалось изготовить, по разным данным, 1341[32] или 1410[33] танков, из которых предъявлен к сдаче был 1361, а приняты только 950[33].



    Т-26 с клёпаным корпусом и башнями и пулемётно-пушечным вооружением
    Конструкция танка в ходе производства постоянно совершенствовалась. Помимо ввода новых башен, в 1931 году двигатель был отодвинут к корме, чтобы обеспечить ему лучшие условия работы, а с начала 1932 года были введены новые топливный и масляный баки, а с 1 марта того же года на Т-26 начали устанавливать короб над решёткой воздуховывода, защищавший двигатель от попадания осадков. С. Гинзбург также предлагал в марте 1932 года перейти на наклонную лобовую деталь корпуса, что позволило бы повысить как технологичность, так и защищённость танка, но эта инициатива поддержана не была. В январе — марте 1932 года была выпущена партия из 22 машин со сварными корпусами, но из-за отсутствия производственной базы в тот период сварка распространения не получила [30]. Тем не менее, в 1932—1933 годах постепенно начала внедряться сварка в конструкции корпусов и башен, при этом параллельно могли выпускаться корпуса как цельноклёпаной и цельносварной конструкции, так и смешанные клёпано-сварные. На корпуса, независимо от конструкции, могли устанавливаться как клёпаные или сварные, так и смешанной конструкции башни, причём на один танк порой попадали башни разных типов[34]. С сентября 1932 года была усилена бронезащита танка заменой 13-мм бронелистов на 15-мм[2].

    Параллельно выпускались два варианта танков — с пулемётным вооружением и с пулемётно-пушечным, состоявшим из пулемёта ДТ-29 в левой башне и 37-мм пушки в правой. Пулемётные танки в конце 1932 года начали выпускаться с шаровыми установками для новых пулемётов ДТУ, но поскольку последние были вскоре сняты с производства, танки этих серий оказались безоружными и на них в дальнейшем пришлось заменить лобовые листы башен на подходящие для установки старых ДТ-29 [35]. На пушечных танках устанавливались 37-мм пушка Гочкиса или её модифицированный советский вариант «Гочкис-ПС» [36]. но выпуск этих орудий сворачивался и для вооружения Т-26 пришлось демонтировать пушки с выводившихся из боевых частей Т-18 и даже FT-17[37]. Ещё на этапе подготовки к производству Т-26 предполагалось вооружить его более мощной 37-мм пушкой ПС-2, но опытные образцы последней так и не были доведены до работоспособного состояния[38]. Кроме того, ПС-2 имела бо́льшие по сравнению с ПС-1 размеры казённой части и длину отката и на Т-26 предполагалось устанавливать её в средней башне от опытного в то время танка Т-35. Другой альтернативой стала пушка Б-3, полученная наложением ствола противотанковой пушки фирмы «Рейнметалл» на ложе ПС-2. Работы по ней шли более успешно, но кроме того, из-за меньших размеров Б-3 могла устанавливаться в штатной пулемётной башне[39]. Испытания пушки в танке осенью 1931 года прошли успешно, но производство Б-3 разворачивалось намного медленней, чем ожидалось и на Т-26 они попали лишь в незначительном количестве, а с лета 1932 года все производимые орудия этого типа должны были поступать на вооружение танков БТ-2[38]. В конце 1933 года по предложению М. Тухачевского прорабатывалась установка в одной из башен танка 76-мм безоткатной пушки конструкции Л. Курчевского, но проведённые 9 марта 1934 года испытания показали ряд недостатков такого орудия — общая недоведённость конструкции, неудобство заряжания на ходу, образование позади орудия при выстреле струи раскалённых газов, опасной для сопровождающей пехоты — в результате чего дальнейшие работы в этом направлении были прекращены[40].

    Для лучшей организации танкового производства приказом Наркомтяжпрома от 26 октября 1932 года был образован трест специального машиностроения в составе заводов № 174, № 37, «Красный Октябрь» и ХПЗ. После ознакомления с положением дел на заводах, руководство треста обратилось к правительству СССР с предложением о снижении программы по выпуску танков. Предложение было поддержано и по утверждённому на 1933 год плану завод № 174 должен был выпустить 1700 танков, а основное внимание должно было быть направлено на повышение качества выпускаемых машин[32]. Но эти планы были скорректированы началом выпуска однобашенного варианта Т-26 в середине 1933 года. Хотя М. Тухачевский выступал за продолжение выпуска двухбашенных пулемётных машин, как наиболее подходящих для сопровождения пехоты, и первое время оба варианта танка выпускались параллельно, однобашенный Т-26 к концу года вытеснил своего предшественника в производстве, а планы выпуска двухбашенного варианта на 1934 год были скорректированы в пользу выпуска специализированных вариантов, таких как огнемётные / химические танки [31]. Всего в войска поступило, по разным данным, 1626[21] или 1627[33] двухбашенных Т-26, из которых пушечно-пулемётное вооружение имели около 450, в том числе около 20—30 машин были вооружены пушками Б-3[40].

    Переход к однобашенному танку[править | править исходный текст]
    Хотя из предложенных «Виккерс-Армстронг» вариантов Mk.E для серийного производства в СССР был отобран только двухбашенный пулемётный, ещё в 1931 году С. Гинзбург добился выделения финансирования на создание «танка-истребителя» с вооружением из 37-мм пушки «большой мощности»[сн 3] и 7,62-мм пулемёта в спаренной установке, размещавшихся в одиночной конической башне от танка «Т-19 улучшенный». Но реально работа над однобашенным Т-26 началась лишь в 1932 году. Освоение сборки конической башни из криволинейных бронелистов представляло сложности для советской промышленности, поэтому первая башня такого типа, созданная Ижорским заводом к весне 1932 года и предназначавшаяся для танка БТ-2, имела цилиндрическую форму. Аналогичную башню предполагалось устанавливать и на вариант «танка-истребителя» Т-26 [41]. На испытаниях клёпаного и сварного вариантов башни предпочтение было отдано первому, который был рекомендован для принятия на вооружение после доработки выявленных недостатков и добавления в кормовой части ниши для установки радиостанции [42]. Для проведения войсковых испытаний Ижорский завод должен был изготовить партию из 10 башен, по разным данным, с октября 1932[42] или с 21 января 1933 года[43].



    Однобашенный Т-26 с клёпаным корпусом и башней первого образца,узкой нишей
    Пока шли работы над башней, решался также вопрос о вооружении танка. 37-мм пушка Б-3 в сентябре — октябре 1932 года прошла испытания в новой башне и была рекомендована к принятию на вооружение[43]. Но в мае 1932 года на замену 37-мм противотанковым орудиям была принята 45-мм пушка обр. 1932 г., ставшая также кандидатом на вооружение танков. По сравнению с 37-мм пушкой, 45-мм имела близкую бронепробиваемость, но намного более эффективный осколочный снаряд с в разы большим зарядом взрывчатого вещества. Это давало возможность использовать новый танк не только в роли специализированного истребителя, но и заменить им двухбашенный вариант, в роли универсального танка для поддержки пехоты [42][44]. В начале 1933 года конструкторским бюро завода № 174 была разработана спаренная установка 45-мм пушки и пулемёта, в марте 1933 года успешно прошедшая заводские испытания. Основной выявленной проблемой являлись частые отказы полуавтоматики орудия, приводившие к необходимости ручного разряжания, что значительно снижало скорострельность [42]. В феврале — марте 1933 года были проведены сравнительные испытания Б-3 и 20-К, на которых оба орудия показали сходные результаты, за исключением продолжавшихся отказов полуавтоматики у 45-мм пушки. Тем не менее, уже весной 1933 года было принято решение о принятии на вооружение однобашенного Т-26 с 45-мм пушкой. Но двухместная башня Ижорского завода была сочтена излишне тесной и в конструкторском бюро завода № 174 были разработаны несколько вариантов увеличенного объёма, из которых руководством УММ РККА была выбрана цилиндрическая уравновешенная башня клёпано-сварной конструкции, с развитой кормовой нишей овальной формы, образованной продолжением бортовых листов [45][44].

    Согласно изданному в декабре 1932 года постановлению Комитета обороны, производство однобашенного танка должно было начаться с 1601-го серийного Т-26[46]. Никаких сложностей с переходом на однобашенный танк не ожидалось и планировалось начать его производство уже с весны 1933 года, но из-за задержек с поставками пушек и оптических прицелов к нему приступили только летом [47]. Помимо производства Т-26 с башнями конструкции завода № 174, выпускавшимися на Ижорском и Мариупольском заводах, какое-то количество танков получило и башни первого варианта с малой кормовой нишей. По одним данным, была изготовлена единственная партия таких машин с башнями опытной партии Ижорского завода, числом не более 10—15 единиц[43], по другим же — некоторое, но также незначительное, количество Т-26 получили башни танкового типа из числа 230, изготовленных Мариупольским заводом для танков БТ-5[46]. С самого начала производства однобашенного Т-26 конструкторам завода № 174 пришлось разрешать ряд проблем. Одной из них было то, что надёжной работы механической полуавтоматики пушки 20-К добиться так и не удалось — согласно докладу директора завода № 8, летом полуавтоматика давала до 30 % отказов, а в зимнее время — «сплошные отказы»[48]. Для устранения этого, специальным конструкторским бюро завода № 8 была введена новая полуавтоматика инерционного типа и изменены противооткатные механизмы. Доработанные механизмы орудия при стрельбе осколочными снарядами работали только как ¼ автоматики, обеспечивая полуавтоматическую стрельбу только бронебойными снарядами, но на испытаниях число отказов сократилось до 2 %. Серийное производство такой пушки, получившей обозначение «обр. 1932/34 гг.», началось в декабре 1933 года и вплоть до окончания производства Т-26 она без значительных изменений составляла его основное вооружение[49].



    Трофейный однобашенный Т-26 со сварными корпусом и башней и штампованной маской орудия, с финскими эмблемами (Танковый музей в г. Парола, Финляндия)
    Другой проблемой был двигатель Т-26, мощность которого, составлявшая в то время 85—88 л. с., представлялась недостаточной из-за всё возраставшей массы танка, с переходом на однобашенную модификацию увеличившейся ещё на тонну. Осенью 1932 года фирма «Виккерс-Армстронг» предложила советской стороне свой модернизированный вариант двигателя мощностью 100 л. с., но после изучения его технического описания специалистами завода № 174 было предложено провести аналогичную модернизацию двигателя своими силами. Ожидалось, что установка нового карбюратора позволит поднять мощность двигателя до 95 л. с., однако испытания опытной партии модифицированных двигателей показали их низкую надёжность. Добиться удовлетворительной работы двигателя удалось лишь в мае 1933 года, дефорсировав его до 92 л. с. [50]. С 1933 года заводом № 174, а впоследствии Опытным заводом велась разработка для Т-26 карбюраторного двигателя воздушного охлаждения МТ-4 мощностью 200 л. с., а также двухтактному или четырёхтактному дизельному двигателю ДТ-26 мощностью 95 л. с., но производство их начато так и не было[51], хотя моторное отделение танка с 1934 года было несколько изменено для возможности установки дизеля[50].

    Продолжалось и развитие танка по другим направлениям. Так как 45-мм пушка при стрельбе создавала недопустимую концентрацию углекислого газа в танке, с 1934 года был введён вентилятор в правой части крыши боевого отделения[50]. В 1935—1936 годах был окончательно совершён переход к сварным корпусам, а трудоёмкая в изготовлении сварная маска орудия была с 1935 года заменена штампованной. Из планировавшихся мер по повышению подвижности, помимо разработки нового двигателя включавших совершенствование КПП и бортовых передач, удалось осуществить только увеличение запаса хода, разместив в моторном отделении дополнительный топливный бак. Был введён и ряд других изменений, направленных на снижение стоимости производства и повышение эксплуатационной надёжности. С конца 1935 года на Т-26 начала устанавливаться дополнительная шаровая установка с пулемётом ДТ-29 в кормовом листе башни, а часть пулемётов начали оборудовать оптическими прицелами вместо диоптрических. В конце 1935 года для танка была разработана шкворневая зенитная пулемётная установка всё с тем же ДТ-29, но по результатам испытаний в войсках она была сочтена неудобной и в серийное производство не пошла. Помимо этого, с 1935 года, из расчёта на каждый пятый танк, Т-26 для ведения боевых действий ночью начали оборудоваться двумя закреплёнными на маске орудия фарами-прожекторами — так называемыми «фарами боевого света»[52].


    загруженное.jpg



    Продолжение (ниже)
    Изображения Изображения
    Стажер

  2. #2
    Старший сержант Аватар для Flux
    Регистрация
    06.09.2013
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    105
    Т -46


    Т-46 — советский опытный лёгкий колёсно-гусеничный танк 1930-х годов. Создавался как танк поддержки пехоты, при этом широко использовались узлы и агрегаты лёгкого танка Т-26. Было изготовлено несколько образцов, проходивших в 1937 году войсковые испытания, показавшие в целом положительные результаты. Однако из-за ряда недостатков конструкции и высокой стоимости производство танков было прекращено. Изготовленные танки ограниченно применялись в боевых действиях в период Зимней и Великой Отечественной войн.

    Был создан в рамках программы по повышению подвижности лёгкого танка сопровождения пехоты Т-26 путём перевода его на колёсно-гусеничный ход. Разработка танка была начата в 1933 году конструкторским бюро завода № 174. Руководили проектированием О.М. Иванов и М.В. Симонов.

    Первый прототип танка был изготовлен в 1935 году. В том же году работы по Т-46 были переведены на Опытный завод спецмаштреста. После ряда доработок, 29 февраля 1936 года танк был принят на вооружение. Предполагалсь, что Т-46 заменят в частях танки Т-26. В конце года было начато серийное производство опытной партии из 50 Т-46, из которых были изготовлены по меньшей мере 4, поступивших в 1937 году на войсковые испытания.

    В войсках танки получили в целом положительные оценки, но отмечалась недостаточная надежность их силовой передачи. Кроме того, танки имели неприемлемо высокую стоимость, приближавшуюся к стоимости среднего танка Т-28. Это привело к тому, что в конце 1937 года было принято решение о прекращении дальнейших работ над Т-46 и снятии его с вооружения.


    T-46_tank.jpg


    Т - 28

    Т-28 — трёхбашенный советский средний танк межвоенного периода. Разработан в 1930—1932 годах инженерами танко-тракторного конструкторского бюро ВОАО под общим руководством С. А. Гинзбурга. Т-28 является первым в СССР средним танком, запущенным в массовое производство. В период с 1933 по 1940 год ленинградским Кировским заводом было выпущено 503 экземпляра Т-28.

    Т-28 представлял собой трёхбашенный средний танк классической компоновки, с пушечно-пулемётным вооружением и противопульным бронированием, и предназначался для поддержки пехоты и качественного усиления стрелковых и танковых соединений при прорыве укреплённых позиций противника. На момент своего появления Т-28 являлся сильнейшим средним танком в мире.[Л 1]

    С 1933 года танки Т-28 поступали на вооружение тяжёлых танковых бригад (ттбр) РККА, выделенных с 1936 года в состав резерва Главного Командования. В составе ттбр РГК танки Т-28 использовались в Польском походе РККА и Зимней войне, где показали весьма высокие боевые качества. Однако бронезащита танков по итогам боёв на Карельском перешейке была признана недостаточной, в результате чего часть танков была подвергнута дополнительной экранировке. К середине 1941 года Т-28 морально устарел, однако по своим тактико-техническим характеристикам всё ещё превосходил практически все образцы танков, имевшиеся в распоряжении вермахта.[Л 2] В составе танковых бригад механизированных корпусов РККА Т-28 участвовали в боях начального периода Великой Отечественной войны, однако в большинстве своём были потеряны за первые её месяцы, главным образом из-за технических неисправностей. Последнее боевое применение Т-28 частями РККА зафиксировано в 1944 году.

    Трофейные Т-28 использовались войсками Финляндии, на вооружении которых эти танки оставались до 1951 года.


    История Т-28 началась в 1930 году с визита в Великобританию советской закупочной комиссии во главе с С. Гинзбургом, в чью задачу входило приобретение наиболее современных образцов бронетехники и отправка их в СССР для изучения и использования при организации собственного бронетанкового производства. Одним из танков, особенно заинтересовавших комиссию, стал новейший в то время средний танк A6 фирмы «Виккерс», более известный как «Виккерс 16-тонный». Однако фирма «Виккерс» отказалась продать готовый образец танка ввиду его секретности и выдвинула советской стороне следующие условия для приобретения машины:[Л 3]

    Единовременный платёж в размере 20 000 фунтов стерлингов (порядка 200 000 рублей золотом) за ознакомление с конструкцией и развитием танков этого типа.
    Заказ у фирмы «Виккерс» 10 танков этого типа по цене 16 тыс. фунтов стерлингов (160 тыс. рублей золотом) за танк без вооружения.
    Дальнейший заказ у фирмы танкеток Карден-Лойд Mk VI и лёгких танков Виккерс Mk E.
    Такие условия советской делегацией были сочтены неприемлемыми, и было принято решение от приобретения A6 отказаться и вместо этого создать танк такого класса собственными силами с использованием опыта, полученного при изучении в Великобритании образца A6.[Л 4]

    Эскизное проектирование нового танка было поручено факультету моторизации и механизации Военно-технической академии им. Ф. Дзержинского, а также созданному 28 января 1931 года танко-тракторному конструкторскому бюро ВОАО. Оба проекта были готовы к июлю того же года. По результатам их сравнения руководством Управления моторизации и механизации был выбран имевший индекс Т-28 проект конструкторского бюро ВОАО, основными разработчиками которого были начальник бюро С. Гинзбург, его заместитель В. Заславский и инженеры-конструкторы О. Иванов и А. Гаккель. В конструкции танка были использованы как данные, полученные при изучении A6, так и опыт, накопленный конструкторами в ходе советско-германского сотрудничества начала 1930-х годов (в частности, разработки танка ТГ и испытаний немецких танков на полигоне под Казанью). По первоначальному проекту танк должен был сохранять общую компоновку A6, иметь вес около 16 тонн и нести вооружение из 45-мм пушки и пулемёта в главной башне и ещё двух пулемётов — в малых. Бронирование танка должно было составлять 20 мм в лобовой части корпуса и 16—17 мм на остальных вертикальных поверхностях, толщина бронелистов крыши — 10 мм, днища — 8 мм. В качестве силовой установки был выбран авиационный двигатель М-5 мощностью 400 л. с., уже устанавливавшийся на танках БТ-2. В конструкции предполагалось широко использовать также другие узлы и конструктивные решения уже находившихся в производстве БТ-2 и Т-26.[Л 5]

    28 сентября 1931 года Управление моторизации и механизации заключило с ВОАО договор на изготовление рабочих чертежей и сборку двух опытных образцов Т-28 к 1 мая 1932 года. Первый прототип танка, получивший наименование Т-28-1, из неброневой стали был закончен в мае и совершил первый испытательный пробег 29 мая 1932 года. От начального проекта прототип отличался установкой более мощного двигателя М-17, а также установкой 37-мм пушки ПС-2 вместо 45-мм, поскольку последняя всё ещё не была готова к тому времени. 11 июня 1932 года Т-28 был продемонстрирован командованию Управления моторизации и механизации РККА. Танк в целом получил положительную оценку, однако военные потребовали установки на него, начиная уже со второго опытного образца, дизельного двигателя ПГЕ, находившегося в то время в разработке, и 76-мм пушки ПС-3. С учётом этих замечаний, а также результатов испытаний первого прототипа, проект Т-28 был в августе — сентябре 1932 года кардинально переработан — в большей или меньшей степени изменены были почти все узлы и системы танка, за исключением лишь двигательной установки, поскольку указанный дизель так и не был доведён до приемлемого уровня. После этого в конце октября 1932 года, даже не дожидаясь изготовления опытного образца, Советом труда и обороны СССР было принято решение о серийном производстве танка.[Л 5]


    220px-Виккерс_16-тонны&#.jpg



    КВ -1


    КВ-1 (Клим Ворошилов) — советский тяжёлый танк времён Второй мировой войны. Обычно называется просто «КВ»: танк создавался под этим именем и лишь позже, после появления танка КВ-2, КВ первого образца ретроспективно получил цифровой индекс. Выпускался с августа 1939 года по август 1942 года. Принимал участие в войне с Финляндией и Великой Отечественной войне.


    Необходимость создания тяжелого танка, несущего противоснарядное бронирование хорошо понималась в СССР. Согласно отечественной военной теории, такие танки были необходимы для взламывания фронта противника и организации прорыва или преодоления укрепленных районов. Большинство армий развитых стран мира имели свои теории и практики преодоления мощных укрепленных позиций противника, опыт в этом был приобретен ещё во время Первой Мировой Войны. Такие современные на тот момент укрепленные линии как, например, линия Мажино или линия Маннергейма считались даже теоретически непреодолимыми. Существовало ошибочное мнение, что танк создан в ходе Финской кампании для прорыва финских долговременных укреплений (линии Маннергейма). На самом деле танк начал проектироваться ещё в конце 1938 года, когда стало окончательно понятно, что концепция многобашенного тяжёлого танка, подобного Т-35, является тупиковой. Было очевидно, что наличие большого количества башен не является преимуществом. А гигантские размеры танка лишь утяжеляют его и не позволяют использовать достаточно толстую броню. Инициатором создания танка был начальник АБТУ РККА комкор Д. Г. Павлов.

    В конце 1930-х были предприняты попытки разработать танк уменьшенных (по сравнению с Т-35) размеров, но с более толстой бронёй. Однако конструкторы так и не решились отказаться от использования нескольких башен: считалось, что одна пушка будет бороться с пехотой и подавлять огневые точки, а вторая обязательно должна быть противотанковой — для борьбы с бронетехникой.

    Новые танки, созданные в рамках этой концепции (СМК и Т-100), были двухбашенными, вооружёнными 76-мм и 45-мм пушками. И лишь в качестве эксперимента разработали ещё и уменьшенный вариант СМК — с одной башней. За счёт этого сократилась длина машины (на два опорных катка), что положительно сказалось на динамических характеристиках. В отличие от предшественника, КВ (так назвали экспериментальный танк) получил дизельный двигатель. Первый экземпляр танка был изготовлен на Ленинградском Кировском заводе (ЛКЗ) в августе 1939 года. Первоначально ведущим конструктором танка был А. С. Ермолаев, затем — Н. Л. Духов.

    30 ноября 1939 года началась Советско-финская война. Военные не упустили случая испытать новые тяжёлые танки. За день до начала войны (29 ноября 1939 г.) СМК, Т-100 и КВ отправились на фронт. Их передали 20-й тяжелотанковой бригаде, оснащённой средними танками Т-28.

    Первый бой КВ принял 17 декабря при прорыве Хоттиненского укрепрайона линии Маннергейма.

    Экипаж КВ в первом бою:

    лейтенант Качехин (командир)
    И. Головачев воентехник 2-го ранга (механик-водитель)
    лейтенант Поляков (наводчик)
    К. Ковш (механик-водитель, испытатель Кировского завода)
    А. И. Эстратов (моторист / заряжающий, испытатель Кировского завода)
    П. И. Васильев (трансмиссионщик / радист, испытатель Кировского завода)
    Танк успешно прошёл испытания боем: его не могла поразить ни одна противотанковая пушка противника. Огорчение военных вызвало лишь то, что 76-мм пушка Л-11 оказалась недостаточно сильной для борьбы с ДОТами. Для этой цели пришлось создавать новый танк КВ-2, вооружённый 152-мм гаубицей.

    По представлению ГАБТУ совместным постановлением Политбюро ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 19 декабря 1939 года (уже через день после испытаний) танк КВ был принят на вооружение. Что же до танков СМК и Т-100, то они также показали себя в довольно выгодном свете (впрочем, СМК в начале боевых действий подорвался на мине), но на вооружение приняты не были, поскольку при более высокой огневой мощи они несли менее толстую броню, обладали бо́льшими размерами и весом, а также худшими динамическими характеристиками.

    Динамика производства танков КВ на ЛКЗ в этот период (по данным военной приемки):
    1940
    февраль - 3 КВ-2
    март - 1 КВ-2
    апрель - 5 КВ-1
    май - 1 КВ-1
    июнь - 7 КВ-1
    июль - 5 КВ-1, 10 КВ-2
    август - 10 КВ-1, 10 КВ-2 (последние с "высокой башней)
    сентябрь - 32 КВ-1
    октябрь - 52 КВ-1
    ноябрь - 12 КВ-1, 25 КВ-2
    декабрь - 15 КВ-1, 55 КВ-2
    1941
    январь - 46 КВ-1 (из них один последний с пушкой Л-11, все остальные вооружались Ф-32)
    февраль - 44 КВ-1
    март - 62 КВ-1
    апрель - 66 КВ-1
    май - 10 КВ-1, 60 КВ-2
    июнь - 40 КВ-1, 40 КВ-2 (более КВ-2 не выпускались)
    Итого - 611 (407 КВ-1, 204 КВ-2)
    И на ЧТЗ:
    1941
    январь - 1 КВ-1
    февраль - 2 КВ-1 (последний с пушкой Л-11, все остальные вооружались Ф-32
    март - 1 КВ-1 )
    апрель - 4 КВ-1
    май - 6 КВ-1
    июнь - 11 КВ-1
    Итого - 25 КВ-1
    И вот, спустя 70 лет после начала Великой Отечественной войны, наконец стало возможным показать полную картину наличия танков КВ к 22 июня 1941 года.

    ПОВО – 39 КВ-1 (32 Л-11, 7 Ф-32), 18 КВ-2
    2-я тд – 39 КВ-1 (32 Л-11(2 ДТ – 30, 3 ДТ – 2), 7 Ф-32), 18 КВ-2(с высокой башней)
    ЗОВО – 95 КВ-1 (39 Л-11, 56 Ф-32)/(2 Ф-32 ЧТЗ), 22 КВ-2
    4-я тд – 43 КВ-1 (26 Л-11(2 ДТ - 20, 3 ДТ - 6), 17 Ф-32), 20 КВ-2
    7-я тд – 50 КВ-1 (13 Л-11(2 ДТ - 10, 3 ДТ - 3), 37 Ф-32)/2 Ф-32 ЧТЗ, 1 КВ-2
    29-я тд – 1 КВ-1 (Ф-32), 1 КВ-2
    33-я тд – 1 КВ-1 (Ф-32)
    КОВО – 177 КВ-1 (34 Л-11, 143 Ф-32)/(5 Ф-32 ЧТЗ), 88 КВ-2
    8-я тд – 19 КВ-1 (Л-11(2 ДТ – 17(в т.ч. 1 опытный), 3 ДТ – 2)), 31 КВ-2(1 с высокой башней)
    32-я тд – 49 КВ-1 (Ф-32)
    12-я тд – 32 КВ-1(15 Л-11(2 ДТ – 2, 3 ДТ – 13), 17 Ф-32), 26 КВ-2
    34-я тд – 8 КВ-1 (Ф-32)
    10-я тд – 63 КВ-1 (Ф-32)
    37-я тд – 1 КВ-1 (Ф-32)
    41-я тд – 31 КВ-2
    43-я тд – 5 КВ-1 (Ф-32) ЧТЗ
    ОдВО – 10 КВ-1 (Ф-32)
    11-я тд – 10 КВ-1 (Ф-32)
    ЛВО – 4 КВ-1 (3 Л-11, 1 Ф-32), 2 КВ-2
    ЛБТКУКС – 4 КВ-1 (3 Л-11(2 ДТ – 2, 3 ДТ – 1), 1 Ф-32), 2 КВ-2(1 с высокой башней)
    МВО – 2 КВ-1 (Л-11), 1 КВ-2
    ВАММ – 2 КВ-1 (Л-11(3 ДТ – 2)), 1 КВ-2
    ХВО – 4 КВ-1 (Ф-32)
    ХБТУ – 4 КВ-1 (Ф-32)
    ОрВО – 8 КВ-1 (3 Л-11, 5 Ф-32)
    ОБТУ – 8 КВ-1 (3 Л-11 (3 ДТ – 3), 5 Ф-32)/(3 Л-11 ЧТЗ)
    ПриВО – 18 КВ-1 (12 Л-11, 6 Ф-32), 1 КВ-2
    КБТКУТС – 6 КВ-1 (3 Л-11(2 ДТ – 1, 3 ДТ – 2), 3 Ф-32)
    2-е СБТУ – 9 КВ-1 (Л-11(2 ДТ – 2, 3 ДТ – 7)), 1 КВ-2(с высокой башней)
    УБТУ – 3 КВ-1 (Ф-32)
    Всего в ВО – 357 КВ-1 (125 Л-11, 232 Ф-32)/(3 Л-11, 7 Ф-32 ЧТЗ), 132 КВ-2
    В пути в 15 тд – 4 КВ-1 (Ф-32) ЧТЗ
    В пути в 29 тд – 20 КВ-2
    З-д № 92 – 2 КВ-1 (1 Л-11(2 ДТ – 1), 1 Ф-32), 1 КВ-2
    З-д № 174 – 1 КВ-1 (Ф-32, огнемет)
    Остаток на з-де ЛКЗ – 43 КВ-2
    Остаток на з-де ЧТЗ – 4 КВ-1 (Ф-32)
    Опытовые на ЛКЗ – 3 КВ-1 (Л-11(2 ДТ – 3))
    Опытовые на ЧТЗ – 1 КВ-1 (Л-11(2 ДТ – 1))
    НИАБТП – 1 КВ-1 (Л-11(3 ДТ – 1))
    В ремонте на з-де ЛКЗ – 13 КВ-1 (Л-11(2 ДТ – 13)), 3 КВ-2(с высокой башней)
    Итого – 386 КВ-1 (144 Л-11, 242 Ф-32)/(3 Л-11, 15 Ф-32 ЧТЗ), 199 КВ-2
    Примечания:
    2 ДТ - ранний вариант танка КВ-1 с лобовым и кормовым пулеметами в башне
    3 ДТ - установлен курсовой пулемет в корпусе
    КВ-2 "с высокой башней" - наклонная лобовая плита башни, нет пулеметного вооружения.
    Все остальные КВ-2 имели башню упрощенной формы и уже три пулемета.
    В числителе/знаменателе соответственно: всего/в том числе производства ЧТЗ.


    2323.jpg




    Продолжение (ниже)
    Стажер

  3. #3
    Старший сержант Аватар для Flux
    Регистрация
    06.09.2013
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    105
    КВ 1С

    КВ-1с — советский тяжёлый танк периода Великой Отечественной войны. Аббревиатура КВ означает «Клим Ворошилов» — официальное название серийных советских тяжёлых танков выпуска 1940—1943 гг. Индекс 1с означает «скороходную» модификацию первой серийной модели.

    Эта боевая машина была разработана конструкторским бюро Челябинского тракторного завода (ЧТЗ) в мае — июле 1942 года в связи с жалобами командиров Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА) на низкую подвижность и надёжность исходного варианта тяжёлого танка КВ-1. С целью снижения общей массы танка были несколько уменьшены его габариты и ослаблено бортовое бронирование. В результате этих мер возросли средняя и максимальная скорости движения танка, вместе с введением новой коробки передач удалось несколько повысить общую надёжность машины при её эксплуатации в войсках. По сравнению с КВ-1 вооружение осталось прежним, но эффективность его использования возросла — место командира танка стало оснащаться наблюдательной башенкой, что улучшило обзор поля боя.

    Производство танков КВ-1С и КВ-8С на ЧКЗ (по данным ВП)

    1942 год (в числителе КВ-1С, в знаменателе - кроме того КВ-8С)

    июль - 2
    август - 34
    сентябрь - 174/6
    октябрь - 166/9
    ноябрь - 125/10
    декабрь - 12
    Всего - 626/25

    Примечания: в октябре-ноябре 70 танков КВ-1С получили корпуса КВ-1 с 75-мм броней. Все КВ-8С имели башни от КВ-8.

    1943 год

    январь - 93/7
    февраль - 72/3
    март - 53
    апрель - 45
    май - 75
    июнь - 30
    июль - 52
    август - 3
    Всего - 459/10

    Итого - 1120 танков (1085 КВ-1С и 35 КВ-8С)

    Описание конструкции
    КВ-1с по своей сути являлся модернизацией средней глубины по отношению к оригинальной модели КВ-1. Основной целью модернизации было уменьшение общей массы танка, повышение его скорости и надёжности при эксплуатации, решение неудовлетворительной эргономики рабочих мест экипажа на КВ-1. По сравнению с КВ-1 «скоростная» его модификация получила менее габаритный и массивный (в том числе за счёт ослабления бронирования) корпус, новую башню с кардинально улучшенной эргономикой, новую более надёжную коробку перемены передач. Вооружение и моторная группа остались без изменений. КВ-1с имел классическую компоновку, как и все другие серийные советские тяжёлые и средние танки того времени. Бронекорпус от носа к корме последовательно делился на отделение управления, боевое отделение и моторно-трансмиссионное отделение. Механик-водитель и стрелок-радист размещались в отделении управления, три других члена экипажа имели рабочие места в боевом отделении, которое объединяло среднюю часть бронекорпуса и башню. Там же располагались орудие, боезапас к нему и часть топливных баков. Двигатель и трансмиссия были установлены в корме машины.[1][2]

    Броневой корпус и башня
    Броневой корпус танка сваривался из катаных броневых плит толщиной 75, 60, 40, 30 и 20 мм. Броневая защита дифференцированная, противоснарядная. Броневые плиты лобовой части машины устанавливались под рациональными углами наклона. Обтекаемая башня представляла собой броневую отливку сложной геометрической формы, её борта толщиной 75 мм располагались под углом к вертикали для повышения снарядостойкости. Лобовая часть башни с амбразурой для орудия, образованная пересечением четырёх сфер, отливалась отдельно и сваривалась с остальными бронедеталями башни. Маска орудия представляла собой цилиндрический сегмент гнутой катаной бронеплиты и имела три отверстия — для пушки, спаренного пулемёта и прицела. Толщина брони маски орудия и лба башни достигала 82 мм. Башня устанавливалась на погон диаметром 1535 мм в броневой крыше боевого отделения и фиксировалась захватами во избежание сваливания при сильном крене или опрокидывании танка. Погон башни размечался в тысячных для стрельбы с закрытых позиций.

    Механик-водитель располагался по центру в передней части бронекорпуса танка, слева от него находилось рабочее место стрелка-радиста. Три члена экипажа располагались в башне: слева от орудия были рабочие места наводчика и командира танка, а справа — заряжающего. Командир машины имел литую наблюдательную башенку с толщиной вертикальной брони до 60 мм. Посадка и выход экипажа производились через два круглых люка: один в башне над рабочим местом заряжающего и один на крыше корпуса над рабочим местом стрелка-радиста. Корпус также имел днищевой люк для аварийного покидания экипажем танка и ряд люков, лючков и технологических отверстий для погрузки боекомплекта, доступа к горловинам топливных баков, другим узлам и агрегатам машины.

    Вооружение
    Основным вооружением КВ-1с являлась пушка ЗИС-5 калибра 76,2 мм. Орудие монтировалось на цапфах в башне и было полностью уравновешено. Сама башня с орудием ЗИС-5 также являлась уравновешенной: её центр масс располагался на геометрической оси вращения. Пушка ЗИС-5 имела вертикальные углы наводки от −5 до +25°. Выстрел производился посредством электроспуска, а также ручного механического спуска.

    Боекомплект орудия составлял 114 выстрелов унитарного заряжания. Боеукладка находится в башне и вдоль обоих бортов боевого отделения.

    На танке КВ-1с устанавливались три 7,62-мм пулемёта ДТ: спаренный с орудием, а также курсовой и кормовой в шаровых установках. Боекомплект ко всем ДТ составлял 3000 патронов. Эти пулемёты монтировались таким образом, что при необходимости их можно было снять с установок и использовать вне танка. Также для самообороны экипаж имел несколько ручных гранат Ф-1 и иногда снабжался сигнальным пистолетом.



    КВ-1с у диорамы «Прорыв блокады Ленинграда». Вид слева-сзади
    Двигатель[править | править исходный текст]
    КВ-1с оснащался четырёхтактным V-образным 12-цилиндровым дизельным двигателем В-2К мощностью 600 л. с. (441 кВт). Пуск двигателя обеспечивался стартером СТ-700 мощностью 15 л. с. (11 кВт) или сжатым воздухом из двух резервуаров ёмкостью 5 л в боевом отделении машины. КВ-1с имел плотную компоновку, при которой основные топливные баки объёмом 600—615 л располагались и в боевом, и в моторно-трансмиссионном отделении. Танк также оснащался четырьмя наружными дополнительными топливными баками общей ёмкостью 360 л, не связанными с топливной системой двигателя.


    загруженное (1).jpg


    КВ - 3


    Летом 1940 года по итогам Зимней войны и сравнительных испытаний было решено закрыть работы по темам тяжёлых танков СМК и Т-100, и сконцентрироваться на развитии и модернизации танка КВ-1, запущенного в серийное производство. 17 июня 1940 года СНК СССР и ЦК ВКП(б) приняли постановление № 1288-495сс, в котором Кировскому заводу указывалось создать на базе танка КВ два танка с бронёй 90-мм (один с 76-мм пушкой Ф-32, другой с 85-мм пушкой), два танка с бронёй 100-мм (один с 76-мм пушкой Ф-32, другой с 85-мм пушкой) и одну самоходную установку с 152-мм пушкой БР-2.

    Разрабатываемый танк с броней 90-мм на Кировским заводе обозначался как "Т-150" (КВ-150 или Объект 150), а танк с броней 100-мм как "Т-220" (КВ-220 или Объект 220). В ноябре и декабре танки были сданы, а с января начали проходить испытания.

    В марте 1941 года руководство Красной Армии получило от разведки информацию о том, что в Германии разработаны танки с мощным бронированием, уже поступающие на вооружение Вермахта. Было решено принять ответные меры. 15 марта 1941 года СНК СССР и ЦК ВКП(б) приказал Кировскому заводу начать выпуск танка Т-150 с серийным названием КВ-3, и несколько изменёнными характеристиками (76-мм пушка Ф-34, двигатель В-5 мощностью 700 л.с.). Тем не менее, уже 7 апреля 1941 года СНК СССР и ЦК ВКП(б) приняло постановление №827-345сс. В нём определялись новые параметры для танка КВ-3

    О танке КВ-3.

    1. Во изменение Постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) № 548—232сс от 15 марта 1941 года приказываю:
    а) установить броню КВ-3: лоб 115—120 мм, башни 115 мм;
    б) вооружить КВ-3 107-мм пушкой ЗИС-6 с начальной скоростью снаряда 800 м/с.
    2. Башни КВ-3 изготавливать штампованными с углами наклона не менее 30 градусов под установку 107-мм пушки ЗИС-6, для чего директору Кировского завода т. Зальцману:
    а) к 15 апреля 1941 года совместно с Ижорским заводом изготовить и подать Ижорскому заводу чертежи на измененную башню и корпус КВ-3;
    б) к 25 апреля 1941 года совместно с Ижорским заводом предъявить на утверждение НКО СССР макет башни КВ-3.
    3. Кировскому заводу установить план по изготовлению в 1941 году 500 штук танков КВ-3 со 107-мм пушками ЗИС-6.
    4. Директору Кировского завода т. Зальцману принять к сведению и руководству что:
    а) Ижорский завод обязан к 20 мая 1941 года подать на Кировском заводе первую штампованную башню и корпус танка КВ-3 с полной механической обработкой и бронировкой артсистемы. В дальнейшем Ижорский завод обязан обеспечить изготовление и обработку этих башен и корпусов по графику выпуска танков КВ-3, утвержденному Правительством;
    б) Народный комиссариат вооружения (тов. Ванников), завод № 92 (тов. Елян) и главный конструктор завода № 92 (тов. Грабин) вместе с Кировским заводом обязаны разработать чертежи установки 107-мм пушки ЗИС-6 в башне КВ-3 и к 30 мая 1941 года предъявить в НКО СССР для утверждения;
    в) завод № 92 обязан к 25 мая 1941 года подать на Кировский завод 107-мм пушку ЗИС-6 с установочными деталями, установить в башне КВ-3 и вместе с Кировским заводом отработать бронировку системы;
    г) завод № 92 НКВ обязан обеспечить подачу Кировскому заводу 107-мм пушек ЗИС-6 на программу 1941 года в следующие сроки:
    июль — 45
    август — 80
    сентябрь — 110
    октябрь — 110
    ноябрь — 110
    и до 15 декабря — 65.
    Под эти параметры на базе Т-220 был создан новый проект объект 223, отличавшийся от КВ-1 длиной корпуса, башней и рядом других агрегатов. Изготовление первого прототипа было начато весной 1941 года. Новая башня имела уширенный погон, была спроектирована в форме конуса, что повышало её снарядоустойчивость. Ходовая часть была удлинена, как и у Т-220, из-за возросшей массы. 7 мая государственной комиссии был представлен технический проект и деревянный макет.

    Для ускорения работ по испытанию новых узлов и агрегатов нового танка КВ-3 решено было использовать КВ-220. 20 апреля 1941 года КВ-220 догруженный до 70 тонн (расчетной массы КВ-3) и новым двигателем, вышел на испытания. 20 мая танк был отправлен на капитальный ремонт. Помимо текущих доработок на него установили форсированный двигатель В-2СН, который мог развивать максимальную мощность до 850 л.с. Последний этап испытаний проходил с 30 мая по 22 июня и был прерван в связи с начавшейся войной. К этому времени танк прошёл 1985 км.



    Испытания пушки ЗИС-6 на танке КВ-2, проводившиеся 19 мая 1941 года
    Задания на проектирование 107-мм танковой пушки ЗИС-6 с увеличенной баллистикой, получило КБ завода № 92 под руководством В.Грабина, которое уже в мае изготовило новое орудие и успешно испытало его в башне танка КВ-2. До середины июня 1941 года пушка ЗИС-6 проходила заводские испытания, после чего была отправлена на Артиллерийский научно-испытательный полигон под Ленинградом. При проектировании орудия КБ Грабина использовала задел, полученный по 107-мм танковой пушке Ф-42, изготовленной к началу 1941 года по решению Наркомата Обороны СССР и успешно прошедшей заводские испытания на полевом лафете, а в марте 1941 года в башне танка КВ-2. В свою очередь, Ф-42 была создана на базе 95-мм танкового орудия Ф-39, успешно прошедшем испытания в башне танка Т-28 летом 1940 года.

    После нападения Германии на Советский Союз танкостроительные программы были серьёзно пересмотрены. Так 26 июня 1941 года вышел приказ №253сс Наркомата Тяжёлого Машиностроения, согласно которому, подготовка производства КВ-3 с Кировского завода снималась и переносилась на Челябинский тракторный завод. В Челябинск высылалась бригада конструкторов, технологов, материалы и опытный образец. На Кировском заводе приоритет отдавался производству танков КВ. Один КВ-3 попал на фронт, еще один образец, без башни и ряда агрегатов, вывезли в Челябинск. По состоянию на февраль 1942 года, данный КВ-3 находился при опытном цеху ОП-2.

    Между тем в октябре 1941 года в Челябинск был эвакуирован Кировский завод (после этого он стал называться Челябинский Кировский Завод, сокращенно ЧКЗ), а Ижорский Завод изготовлявший броню для танков КВ — в Свердловск, на УЗТМ. Опытный образец САУ так и не был закончен до эвакуации завода, а самоходка была разобрана на металл. Так же осенью 1941 года на УЗТМ были эвакуированы заводы №8 им. М.И. Калинина и завод №37 им. Орджоникидзе. Разрабатывавший двигатель В-5 завод №75 был эвакуирован в Челябинск, а главной его задачей развёртывание производства дизельного двигателя В-2. А производство 107-мм танковых пушек ЗИС-6 на заводе № 92, было остановлено ещё в августе 1941 года, из-за неготовности тяжелого танка. Так из-за загруженности и эвакуаций разработка танка не велась.

    Но уже в 1942 году снова были начаты опытные работы по танку КВ-3, по этой же теме проходили «двухтактный дизель мощностью 1200 л.с.» и «форсировка дизеля В-2 наддувом до 1200 л.с.». Однако, всё же к весне 1942 года тему КВ-3 окончательно закрыли.


    ZiS-6_testing.jpg



    КВ - 4


    КВ-4 — советский экспериментальный тяжёлый танк семейства «КВ», разработка которого, по некоторым причинам, не дошла до постройки прототипа. На КВ-4 предлагались новые технические решения, узлы и агрегаты, применяемые на последующих боевых машинах СССР.


    В апреле 1941 года глава СКБ-2 Ж. Котин объявил конкурс на разработку тяжелого танка КВ-4 с двумя орудиями, 125—130 мм бронёй лобовой части корпуса. Свыше 20 конструкторов приступили к работе, около 20 проектов было готово. Победителем стал проект Н. Шашмурина, который совместил установленное в корпусе 107 мм орудие с 76 мм пушкой Л-11 в башне от КВ-1. В июне все работы по КВ-4 были свернуты в пользу КВ-5.


    Описание конструкции
    Изначально к разрабатываемой машине были предъявлены следующие требования:

    Броневой корпус и башня
    Броневой корпус — сварной, из катаных плит и листов гомогенной стали, башни — сварные из катаных плит и листов.

    Вооружение
    В качестве вооружения предполагались два орудия: 107-мм ЗИС-6 а также 45-мм 20-К. Для борьбы с живой и малобронированной силой противника также планировалось устанавливать пулемёты ДС и ДТ. В качестве дополнительного вооружения некоторые конструкторы планировали использовать огнемёт.

    Средства наблюдения и связи
    Планировалось устанавливать на танки радиостанции 10-Р а также приборы наблюдения в командирской башенке.

    Двигатель и трансмиссия
    В качестве силовой установки был представлен авиационный поршневой 12-цилиндровый V-образный четырёхтактный дизельный двигатель водяного охлаждения М-40, мощностью 1200 л.с.

    Ходовая часть
    Торсионная подвеска, катки с внутренней амортизацией.


    e4b419b85df7f7c6db140f7771e.jpg




    Продолжение (ниже)
    Стажер

  4. #4
    Старший сержант Аватар для Flux
    Регистрация
    06.09.2013
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    105
    ИС -4


    ИС-4 (Индекс ГБТУ — Объект 701) — советский тяжёлый танк послевоенного периода, принят на вооружение в 1947 году.


    Работы по созданию нового тяжёлого танка ИС-4 были начаты в декабре 1943 года в СКБ-2 под руководством Духова Н.Л.. В 1944 году были изготовлены 6 опытных образцов под обозначениями Объект 701-(1—6). Образцы прошли всесторонние испытания, весной 1945 года были изготовлены дополнительно ещё 2 опытных образца с усиленным бронированием и усовершенствованными узлами и агрегатами. В качестве основного вооружения были утверждена пушка Д-25Т, однако с принятием на вооружение танка ИС-3, работы над ИС-4 были приостановлены. По результатам эксплуатации танков ИС-3 в период с 1945 по 1946 годы, у машины были выявлены серьёзные недостатки, поэтому решено было возобновить работы над танком ИС-4. 29 апреля 1946 года Постановлением Совета Министров СССР «Объект 701» был принят на вооружение Советской армии[4].

    1946 году танк ИС-4 был официально принят на вооружение Советской армии. В этом же году Челябинскому тракторному заводу предписывалось прекратить выпуск танков ИС-3 и начать выпуск танка ИС-4. По планам в 1946 году должно было быть выпущено 155 танков ИС-4. Однако, работы выполнены не были, в 1946 году выпуск составил всего 6 танков установочной партии. Причинами задержки явился ряд НИОКР, направленных на устранение замечаний выявленных на испытаниях танка, а также переход ЧТЗ на мирное послевоенное строительство и резкое увеличение объёмов производства тракторов для народно-хозяйственных нужд. В связи со срывом сроков, планы по производству ИС-4 были скорректированы и предусматривали производство 200 единиц в 1947 году. В 1947 году танки из партии 1946 года были вновь направлены на испытания. После испытаний для устранения замечаний в конструкцию были внесены соответствующие изменения. Изменений потребовали 30% узлов и агрегатов танка, поэтому вместо запланированных 200 единиц в 1947 году выпущено было всего 52 танка ИС-4[4].

    В 1948 году танки ИС-4 были вновь направлены на испытания, где опять были выявлены существенные дефекты. Для устранения дефектов был разработан план мероприятий, направленных на улучшение конструкции машины, однако план выполнен не был и производство танков ИС-4 продолжалось с существенными дефектами. Основной причиной дефектов являлось низкое качество изготовления, в процессе которого нарушались технологические процессы, а также имели место существенные отступления от конструкторской документации. 50—60% выпускаемых танков браковались на заводе-изготовителе военной приёмкой. В 1949 году по приказу маршала бронетанковых войск С.И. Богданова приёмка танков ИС-4 была остановлена до разработки мероприятий по повышению качества изготовления. К августу 1949 года были изготовлены 12 танков, вновь прошедших испытания. Однако, доработки по результатам испытаний велись с существенными задержками, так как весь коллектив ГСКБ-2 был переключен на разработку нового тяжёлого танка «Объект 730», а также лёгкого танка «Объект 740». В результате планы по модернизации ранее поставленных машин, а также изготовлению усовершенствованной версии ИС-4 выполнены не были. В 1951 году была выпущена небольшая партия усовершенствованных танков ИС-4М, а также до уровня ИС-4М были доработаны все ранее выпущенные машины, после чего серийное производство ИС-4 завершилось.


    300px-IS-4_Tank.jpg



    Объект 277

    Объект 277 — советский опытный тяжёлый танк. Создан в конструкторском бюро Ленинградского Кировского завода. Серийно не производился.


    В 1955 году на конкурсных началах в КБ ЛКЗ были начаты работы по созданию тяжёлого танка нового поколения. Главным конструктором по направлению являлся Ж. Я. Котин. Танк разрабатывался в двух вариантах: с дизельным двигателем — Объект 277 и с газотурбинным — Объект 278. Работы по созданию танка с дизельным двигателем возглавил Н.М. Чистяков[1].

    Основными предъявляемыми требованиями к новому танку были[1]:

    Масса: 52-55 т
    Вооружение: 130-мм нарезная пушка
    Начальная скорость снаряда: 1000 м/с
    Двигатель мощностью: 1000 л.с.
    К 1957 году были созданы два опытных образца машины. В том же году они с успехом прошли государственные испытания. Через некоторое время одна из машин была продемонстрирована Н.С. Хрущёву, однако первый секретарь скептически отнёсся к новому тяжёлому танку, так как являлся противником традиционных систем вооружения. В результате, к 1960 году все работы по «Объекту 277» были свёрнуты[1].


    Объект 277 разработан на базе узлов и агрегатов тяжёлых танков ИС-7 и Т-10. Корпус сварной, лобовая часть литая. По бортам используются гнутые листы с переменным сечением. Днище корпуса имеет корытообразную конструкцию. Башня, также как и лобовая часть корпуса, литая[2].

    В качестве основного вооружения Объекта 277 использовалась 130-мм нарезная пушка М-65. Пушка имела двухплоскостной стабилизатор «Гроза», а также полуавтоматический механизм заряжания кассетного типа с электроприводом. Возимый боекомплект составлял 35 выстрелов[3][2].

    Дополнительно с пушкой был спарен 14,5-мм пулемёт КПВТ. Боекомплект составлял 800 патронов[2]

    Объект 277 оснащался стереоскопическим прицелом-дальномером ТДП-2С, для осуществления наводки в ночных условиях имелся прицел ТПН-1[3][2].

    В качестве силовой установки использовался V-образный 12-ти цилиндровый дизельный двигатель М-850. Двигатель снабжался эжекционной системой охлаждения и нагнетателем. Механическая трансмиссия с механизмами поворота была установлена в один блок с двигателем[3].

    На Объекте 277 использовался гусеничный движитель с гусеницами с металлическим закрытым шарниром. С каждого борта устанавливалось по 8 опорных и 4 поддерживающих катка. Подвеска применялась торсионная, на 1, 2, 7 и 8 узлах имелись поршневые гидроамортизаторы[3]

    Танк был оснащен системами противоатомной защиты, термодымовой аппаратурой, системой очистки приборов наблюдения и оборудованием подводного вождения

    На данный момент (2010 год) один из сохранившихся экземпляров находится в Танковом музее в городе Кубинка


    Object_277_(heavy_soviet_tank).jpg
    Стажер

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •